Описание проекта

КОФЕ и МОЛОКО
Квадратура: 350м2 м2
Автор проекта: OZart Architects Андрей МОРОЗ и Алексей КОБЗЕВ
Фотограф: Сергей САВЧЕНКО

КОФЕ и МОЛОКО
«Беспокойны, непоседливы, преходящи, как само время, люди, населяющие красно-кирпичные кварталы нижнего Вест-Сайда. Они бездомны, но у них сотни домов. Они перепархивают из одной меблированной комнаты в другую, не заживаясь нигде, не привязываясь ни к одному из своих убежищ, непостоянные в мыслях и чувствах. Они поют «Родина, милая родина» в ритме регтайма, своих ларов и пенатов они носят с собой в шляпных картонках, их лоза обвивается вокруг соломенной шляпки; смоковницей их служит фикус»
О`ГЕНРИ «МЕБЛИРОВАННАЯ КОМНАТА»
Если постмодернистское искусство, отчасти, культивирует диссонанс и смерть, то ПОДЛИННОЕ решает иные задачи. Одной из главных является воссоздание новых форм жизни, дающих человеку надежду, силы, энергию, духовную перспективу. Другая задача ПОДЛИННОГО искусства – создание РЕАЛЬНОСТИ, позволяющей человеку путешествовать в новых мирах, проживать необычные события (без этой функции искусство вообще не существует). Ясно, что решение обоих задач предполагает креативные способности, ведь и автор, и исполнитель, и зритель должны попасть в мир художественной реальности, которую, в свою очередь, нужно построить. Задача ПОДЛИННОГО искусства – СОЗДАНИЕ УСЛОВИЙ для РЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ.
Выполняет ли современная АРХИТЕКТУРА, КАК ИСКУССТВО, указанные функции, способствует ли она, например, спасению человека, не выдерживающего натиска современного мира, оказывает поддержку совершенствованию его личности? Едва ли. Не в последнюю очередь потому, что современные архитектурно-художественные концепции создаются без учета процессов, реально происходящих в мире. Они более ориентированы на личность самого зодчего и случайные, малоосмысленные требования заказчика (который редко когда выступает субъектом социального действия), чем на подлинные вызовы времени и вечные ценности человека. Известно афористическое высказывание Шеллинга: «Архитектура – это музыка в пространстве, как бы застывшая музыка». О каком ПРОСТРАНСТВЕ идет речь, и что сообщает МУЗЫКА?
Сегодня стоит вести речь о ПРОСТРАНСТВЕ и РЕАЛЬНОСТИ нашего мира; а МУЗЫКА, с одной стороны, о том, что будет продолжать звучать в БУДУЩЕМ (архитектурные сооружения возводятся не на один день), с другой ‒ МУЗЫКА о ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА, а с третьей стороны, МУЗЫКА о том МИРЕ, в котором ЧЕЛОВЕК и ОБЩЕСТВО хотят жить. Если ТВОРЯЩИЙ стремится, чтобы АРХИТЕКТУРА не потеряла свою СПЕЦИФИКУ и не слилась с ДИЗАЙНОМ, он обязан помнить.
Человек ‒ ИСТОРИЧЕСКОЕ и СОЦИАЛЬНОЕ существо, а, следовательно, как бы ни менялись архитектурные стили и концепции, должны сохраняться, с одной стороны, историческая ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ (архитектурная традиция), с другой ‒ включенность в СОЦИАЛЬНЫЕ КОММУНИКАЦИИ и другие социальные институции. Как бы не совершенствовались и не развивались технологии, архитектор будет создавать проекты сооружений на земле из твердого материала (а не только виртуальные и семиотические конструкции). Какие бы архитектурные концепции не создавались (эстетические, функциональные, средовые), архитектору отвечать за ВИЗУАЛЬНЫЕ и ОБРАЗНЫЕ реалии. А где образы, там и работа сознания и, следовательно, необходимость реализации содержаний и установок сознания, которые могут быть совершенно разными. Нет сомнения, архитектор должен создавать СРЕДУ для ЖИЗНИ и ДЕЯТЕЛЬНОСТИ человека, условия которой меняются, но никогда не будут отменены. Наконец, как ведущий специалист в самом проектировании, отвечающий за виды и целостность МОРФОЛОГИИ, архитектор всегда будет координатором и частично организатором деятельности других проектировщиков.
Современная проблематика теории архитектуры должна осмысляться в рамках АНТРОПОЛОГИЧЕСКИХ и КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИХ дисциплин. АРХИТЕКТУРА возродится, если зодчие будут обустраивать на новых началах жизнь человека. Она не продолжается автоматически, и чтобы ее возобновлять, от индивида требуются усилия и ТВОРЧЕСТВО. Для этого нужно также обновлять и создавать условия (в том числе новые), которые делают возможным само существование и развитие. АРХИТЕКТУРА является одним из важнейших исторических средств решения подобных задач.
Если и уместен термин ЭВОЛЮЦИОННОЙ АРХИТЕКТУРЫ, то исключительно в этой связи. АРХИТЕКТУРА, как отмечалось ранее, – социально ориентируемый жанр искусства. ПРИРОДА человека неизменна (пока, может быть, из него не образуется новый биологический вид). Неизменны и БИОЛОГИЧЕСКАЯ, и РАЗУМНАЯ составляющие нашей природы, ибо ЖИВОТНАЯ ПРИРОДА требовала бы для своего изменения биологического периода, несоизмеримого с историческим, который нас в жизни только и интересует, а РАЗУМНАЯ всегда равна самой себе. Человек не может идти во всем против инстинктов («гони природу в дверь, она явится в окно»), не может он идти и против разума («нутром» чувствует ценность объективной истины, коль скоро она в чем-то является ему, и важность логической когерентности собственных предположений, покуда сама истина от него сокрыта). Гони в дверь разум – он тоже явится в окно, в виде «червя сомнения», «греха разума», неврозов, угрызений совести… МЫ СВОБОДНЫ, но это значит – свободны и осуждены наталкиваться на неподатливое в нас самих, – неподатливое, в котором – наша вечная неизменная природа. Соответственно АРХИТЕКТУРНАЯ СРЕДА обречена быть ГУМАННОЙ.
ВЕЧНОЕ – и есть ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ, ибо почему люди, разделенные ПРОСТРАНСТВОМ, должны различаться менее, чем разделенные ВРЕМЕНЕМ? Даже их историческую психологию изучают, находя менее тронутые историческим развитием регионы. Это понятно: ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ присущее каждому человеку как таковому, относящееся к самой его природе. «ВЕЧНЫЕ ЦЕННОСТИ» – это те же ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ, вытекающие из самой ПРИРОДЫ ЧЕЛОВЕКА.
Кто отрицает существование НЕИЗМЕННОЙ ПРИРОДЫ ЧЕЛОВЕКА, тот, естественно, отрицает ВЕЧНЫЕ ЦЕННОСТИ, и наоборот.
ИННОВАЦИОННЫМИ могут быть только строительные технологии, материалы, инженерные системы, способы проектирования. То есть они могут становиться более эффективными, рациональными и менее затратными. АРХИТЕКТУРА может быть ЭВОЛЮЦИОННОЙ ровно настолько, насколько оказывается таковой сама ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА. В противном случае — нонсенс. АРХИТЕКТУРА может быть ГУМАННОЙ, или ДЕГУМАНИЗИРОВАННОЙ.
Понимая и принимая неизбежность процессов глобализации, а также их последствий, мы пытаемся находить и сохранять «неуловимый аромат резеды», который изящно описал в одном из лучших своих рассказов О`Генри. Мы не эпатируем и не привлекаем экзотику ради дутой рекламы, ориентируясь на диалог со взвешенными, разумными клиентами. Используя унифицированные элементы декоров, эффективные источники света, эргономичные стандартизированные образцы мебели, износостойкие декоративные и ковровые покрытия, пытаемся гармонизировать жилые пространства. Манипулируем светом и воздухом, в то время как фактура, текстура, цвет, тон, ритм, знаковые акценты являются всего лишь фоновыми средствами, антуражем, элементами сценической постановки, где главные роли отведены живым обитателям – нашим современникам.
Интерьеры квартиры в двух уровнях. На входном этаже расположены многоцелевая гостиная, санузлы, хозяйственные помещения, гостевая комната. Второй уровень – детские с гардеробными и санузлами, спальня родителей с собственными вспомогательными помещениями. Общая площадь составляет 350,0 м2. На протяжении светового дня помещения наполнены естественным светом благодаря двусторонней ориентации квартиры. В отделке поверхностей стен и встроенной мебели активно использованы панели с покрытием из натурального шпона. В детских комнатах применена настенная живопись (худ. А.СКРЫННИК).

КИЕВ 2019

Leaver your comment